holy terrors
я айсберг ты тонешь
Я помню, ты, чуть касаясь, целовал мои руки и шею, а потом исчез.